Интервью Уполномоченной о реакции чиновников на ежегодный доклад

23 Августа 2021
Интервью Уполномоченной о реакции чиновников на ежегодный доклад
Вот уже несколько месяцев на сайте Аппарата Уполномоченного по правам человека в РА можно прочитать доклад Уполномоченной по правам человека за 2020-й год. Это уже второй доклад, подготовленный Вашим офисом. Есть ли какая-то реакция на него со стороны властных органов?

Для того, чтобы была реакция, надо было для начала иметь возможность представить доклад в Парламенте. К сожалению, такая возможность мне не была предоставлена. Парламент ушел в отпуск, так и не заслушав отчет Уполномоченной. Я не могу сказать, было ли намеренным такое решение. Это нарушение закона об Уполномоченном по ПЧ, и я не знаю, какие есть объяснения у Парламента, в частности у cпикера, с которым я предварительно говорила на этот счет. Далеко не все чиновники или депутаты заглядывают на сайт Уполномоченного и знакомятся с документами. Но если бы отчет был заслушан в Парламенте и прошло бы его обсуждение, это привлекло бы внимание исполнительной ветви, различных министерств и ведомств, деятельность которых как раз подвергается анализу в докладе. Надо сказать, что в докладе есть немало критических замечаний в адрес самого Народного Собрания, которое никак не отреагировало на адресованные ему рекомендации доклада за 2018-2019 годы, и это нашло отражение в докладе уже за 2020-й год. Сложно объяснить, почему за целый год депутаты не нашли возможность в соответствии со своим же Постановлением рассмотреть в парламентских комитетах рекомендации, касающиеся мер, необходимых для улучшения обеспечения прав человека в республике.

Но ведь в докладе речь идет о нарушениях прав их избирателей?

Да, именно так. Есть немало случаев, когда права человека нарушаются из-за того, что чиновники недобросовестно исполняют свои обязанности, или из-за пробелов и противоречий в законах, а нередко из-за отсутствия того или иного закона. Конечно, если депутаты заинтересованы в том, чтобы решать проблемы на системном уровне, то они должны приветствовать доклад, где все проанализировано и аргументированно расписано, где сформулированы четкие и юридически обоснованные рекомендации. Т. е. уже сделана львиная доля работы, которую должны делать сами депутаты. Они могли бы взять на вооружение многое из того, что мы предлагаем. Мы ведь целый год кропотливо работали над каждой темой, затронутой в докладе, - проводили исследования, привлекали экспертов и пр. Смысл как раз в том, чтобы в начале года заслушать доклад Уполномоченного и потом работать по всем вопросам, которые в нем затрагиваются, чтобы чиновники или государственные структуры, допустившие нарушения закона, имели возможность исправить положение. А сейчас получается, что наша работа не востребована.

А есть ли реакция от исполнительной власти?

Я думаю, нам не надо было ждать пять месяцев, пока Парламент соберется, чтобы выслушать отчет Уполномоченной. Несмотря на то, что 7 мая мы вывесили доклад на сайте, надо было все-таки еще разослать его копию в разные ведомства. Мы сейчас так и планируем сделать. Возможно, проведем встречи с руководителями ведомств, работа которых отражена в докладе, обсудим нарушения, которые имеют место в этих структурах, и меры, необходимые для их искоренения.

Доклад существует только в электронном виде на сайте Уполномоченного по правам человека в РА? Или есть еще и печатная версия?

Из-за нехватки финансов в связи с пандемией доклад еще не издан в печатном виде. Но сейчас мы получили финансирование и ведем переговоры с типографией.

Чем отличается второй доклад Уполномоченного (за 2020-й год) от первого?

Первый доклад был более обширным, всеобъемлющим. Во втором докладе мы сфокусировались на проблемах, по которым у нас было больше жалоб. Мы рассмотрели вопросы неэффективности обеспечения права на доступ к правосудию, защиты прав правоохранительными органами, правового положения населения в восточных районах республики. Уделено внимание проблемам социального характера – государство, к сожалению, не обеспечивает гражданам необходимый уровень социальной защиты, пенсионного обеспечения. А в ситуации пандемии все эти проблемы еще больше обострились. Новая тема в докладе связана с соблюдением прав и свобод человека в условиях пандемии COVID-19.

Вы рассчитываете на обратную связь со стороны органов власти, или ваша работа - это фиксирование и анализ проблем?

В нынешнем докладе мы говорим о неисполнении судебных решений, о неэффективном надзоре за соблюдением прав человека со стороны прокуратуры. Мы указываем, на то, что нет должной реакции со стороны руководства различных государственных структур на письма, в которых мы обращаем внимание на нарушение прав человека со стороны их сотрудников. Несмотря на то, что в своих письмах мы призываем руководителей ведомств устранить имеющиеся нарушения, применить меры ответственности к своим сотрудникам за нарушения прав человека, нарушения норм законодательства РА, нет должного реагирования. Я уже говорила, что сложно, например, привлечь к административной ответственности чиновников за вмешательство в законную деятельность Уполномоченного, потому что законодательно не определен орган, который вправе составлять протокол о таком административном правонарушении и т.п. Поэтому мы вынуждены будем в дальнейшем обращаться в суды.

Чтобы быть эффективнее, нам нужны соответствующие полномочия. Определенные полномочия у нас есть, но они требуют развития - наши компетенции должны быть, например, отражены в процессуальном кодексе. К примеру, правовая неурегулированность, связана с тем, что несмотря на то, что Уполномоченный имеет право сделать запрос в Конституционный суд, сам Закон о Конституционном суде не предусматривает запросы Уполномоченного. Понятно, что Закон об Уполномоченном был принят позже, чем закон о Конституционном суде. Но необходимо все приводить в соответствие друг с другом. Для того, чтобы мы не работали вхолостую, и чтобы проблемы, связанные с нарушением прав человека, реально решались, компетенции Уполномоченного должны быть усилены законодательно.

Рассчитываете ли вы на то, что Парламент примет требуемые поправки и укрепит институт Уполномоченного, расширив его полномочия?

Если у депутатов Парламента стоит задача защитить права их избирателей, то они должны обратить внимание на ограниченный характер компетенций Уполномоченного из-за пробелов и противоречий в законодательстве. Ведь это мешает эффективной защите прав человека. Вы понимаете, у нас много сил уходит на изучение дел, на их анализ, на выработку рекомендаций, однако реакции на наши замечания и предложения нет. А это значит, что проблемы не устраняются.

У вас уже были случаи, когда вы обращались в суд по поводу отсутствия реагирования на Ваши запросы со стороны того или иного ведомства или по поводу ограничения Вашей деятельности?

Да, в нашей практике есть и такое, когда я обратилась в суд и, кстати, сама столкнулась с нарушением права на суд. К примеру, Военный суд не рассматривал административный иск УПЧ РА с 2019 года, и только 11 августа этого года суд рассмотрел данное дело. Я не могу не выразить сожаления в связи с тем, что суд проявил неуважение к правам человека и к закону.

Есть ли хоть какая-то позитивная динамика в осознании чиновниками важности обеспечения прав человека?

Например, что касается института судебных исполнителей, то там есть подвижки. Ведь на протяжении многих лет многие судебные решения не исполнялись. Не было даже самого института судебных приставов. Сейчас этот институт есть, и он постепенно набирает силу. Мы своими обращениями тоже стимулируем их работу. Нужно сказать, что мы обращаемся к ним довольно часто, и находим у них отклик.
Конечно, один институт Уполномоченного не может изменить правосознание всех чиновников. Изменение установок и, соответственно, практики — это долгий путь. Вообще для того, чтобы чиновники понимали свою миссию по обеспечению прав человека, их надо обучать уважению прав человека еще со школьной скамьи.

А как быть с нынешними чиновниками, которые уважению прав человека в школе не обучались? Или вопрос ПЧ будет актуализироваться для них только при встрече с Уполномоченным?

К сожалению, в обществе есть такая установка, что обеспечение прав человека – это сфера ответственности только Уполномоченного по правам человека. Нет понимания, что все чиновники, начиная с Президента и заканчивая чиновником младшего звена должны отталкиваться в своих действиях и решениях именно от уважения прав человека. Иначе каков смысл существования всех этих государственных органов?! Они должны обеспечивать права человека и защищать их. Например, многие возмущаются, что в стране пенсии ниже реального прожиточного минимума, однако дальше того, что они взывают к совести и к морали, дело не идет. Но если каждый будет не просто взывать к совести, а заявлять о своих правах, то и государство будет стараться эффективнее их реализовать. Если граждане чаще будут обращаться за защитой своих прав, то те, в чьи прямые обязанности входит обеспечение всех этих прав, будут стараться лучше работать на своих местах, потому что за нарушение прав человека последует юридическая ответственность. Понимаете, не будет достойной зарплаты, нормального образования, адекватного современным требованиям здравоохранения и т. д., пока граждане не будут использовать юридические средства для защиты своих прав. Не надо надеяться на то, что ситуация изменится к лучшему, если просто сменить власть. На самом деле достойную жизнь нашим гражданам могут обеспечить реально действующие механизмы защиты прав человека.


Интервью брала член совета директоров ЦГП Лиана Кварчелия

Возврат к списку


Написать обращение