Асида Шакрыл выступила с докладом за 2020 г. в эфире абхазских телеканалов в День прав человека

11 Декабря 2021
Асида Шакрыл выступила с докладом за 2020 г. в эфире абхазских телеканалов в День прав человека
В День прав человека, 10 декабря, Уполномоченная Асида Шакрыл выступила с Отчетным докладом за 2020 год и обращением в эфире абхазских телеканалов.

Выступление Асиды Шакрыл в День прав человека

Полный текст выступления:

Уважаемые сограждане!

 

Я и сотрудники аппарата Уполномоченного по правам человека в Республике Абхазия поздравляем вас с Днем прав человека! Именно в этот день Генеральная Ассамблея ООН приняла Всеобщую декларацию прав человека, которая стала эпохальным документом для всего человечества.

Память об ужасах войны и непрекращающаяся борьба за права и свободы являются той силой, которая меняет мир к лучшему.

Сегодня мы находимся в тяжелых условиях из-за пандемии COVID-19, которая негативно влияет на и без того сложную социально-экономическую, гуманитарную ситуацию в Абхазии, а также на соблюдение и обеспечение прав человека.

Я убеждена, что высокая ответственность, в первую очередь государственных органов, а также каждого человека в Абхазии, поможет минимизировать риски и потери и сохранить наш народ и нашу страну.

Уважаемые сограждане, я сегодня здесь, чтобы представить вам отчет о деятельности Уполномоченного по правам человека за 2020 год. В соответствии с законом доклад должен был быть заслушан в Парламенте на очередном заседании после его представления 10 марта 2021 года. Ожидание этого ответственного момента затянулось почти на 8 месяцев, а мне до сих пор так и не предоставили возможность выступить в Парламенте. Мне сложно сказать, по каким причинам это произошло, и непонятно, почему Спикер Парламента, который несет за это ответственность, так и не назначил дату представления доклада Уполномоченного.

Вступая в должность, я дала клятву честно, беспристрастно и добросовестно исполнять свои обязанности, и в своей работе я стараюсь не нарушать эту клятву. В число моих обязанностей входит обязанность публично отчитываться о проделанной работе. И поскольку такая возможность мне не была предоставлена в Парламенте, я решила выступить перед нашим народом на абхазском телевидении в день Прав человека.

Следует также отметить, что смысл и целесообразность своевременного ознакомления депутатов Парламента с докладами Уполномоченного связана с тем, что власть должна вовремя отреагировать на указанные в них нарушения и сделать так, чтобы эти нарушения были устранены и больше не повторялись.

Конечно, в своем выступлении я не смогу рассказать обо всех нарушениях, которые мы отразили в 130-страничном докладе. Я остановлюсь на тех проблемах и вопросах, нерешенность которых порождает многочисленные нарушения прав и свобод человека.

Рассматривая ситуацию с правами человека в Абхазии в 2020 году, невозможно не отметить масштабное влияние пандемии коронавирусной инфекции на весь спектр прав человека. На фоне сложной экономической ситуации пандемия обнажила и усугубила существовавшие ранее серьезные проблемы в сферах здравоохранения, социального обеспечения и образования.

Следует отметить, что в начальный период пандемии в Абхазии не хватало ни материальных, ни финансовых, ни технологических, ни даже человеческих ресурсов для борьбы с ней. Имеющаяся в стране инфекционная больница давно исчерпала свой ресурс, не было соответствующего медицинского оборудования, отсутствовали элементарные средства индивидуальной защиты, критически не хватало врачей-специалистов. И только благодаря помощи со стороны Российской Федерации, международных организаций, абхазской диаспоры, представителей абхазского бизнеса, абхазских некоммерческих организаций, благотворительных фондов удалось сохранить десятки жизней. По соглашению между Министерствами здравоохранения России и Абхазии тяжелобольные граждане РА направлялись на лечение в Россию. Больные из Абхазии получали необходимую помощь также в грузинских медицинских учреждениях.

Вместе с тем нельзя не отметить негативные последствия проводимой официальными властями Грузии политики по изоляции Абхазии от прямых контактов с международным сообществом. Ставя политические вопросы выше гуманитарных, Грузия чинила препятствия организациям, готовым оказывать помощь Абхазии напрямую, т. е. не через Грузию. Например, южнокорейская некоммерческая организация не смогла отправить в Абхазию гуманитарную помощь из-за протеста грузинского посольства.

Мы надеемся, что международные организации будут отказываться от подобного подхода и найдут возможности для деполитизации вопроса взаимодействия с Абхазией в целях защиты прав человека в республике, особенно в условиях пандемии. Международная изоляция и непризнание, по сути, ведут к дискриминации населения Абхазии и нарушению прав человека.

К сожалению, права жителей Абхазии долгие годы остаются заложниками неурегулированного грузино-абхазского конфликта. Бессрочная экономическая изоляция республики привела к кризису во многих сферах экономики и, в частности, стала одной из главных причин падения доходов населения. Это и другие проблемы являются причинами того, что многие семьи находятся в тяжелом положении.

Продолжающаяся пандемия ставит вопрос о необходимости более действенных мер, нацеленных на приоритетное обеспечение базового права человека – права на жизнь и здоровье. Необходимо усилить информационно-разъяснительную работу среди населения относительно жизненной необходимости в вакцинации. Это поможет каждому жителю Абхазии сделать свой осознанный выбор и предостережет общество от принудительных мер, которые могут привести к нарушениям прав человека.

Не следует забывать, что вводимые ограничения должны быть обоснованными, соразмерными угрозе и не должны быть произвольными или дискриминационными. При этом считаю необходимым сказать, что, если бы руководители государственных структур и абхазское общество со всей ответственностью следовали бы установленным противоэпидемическим нормам, направленным на профилактику и борьбу с COVID-19, мы смогли бы сохранить жизни большему количеству людей, среди которых есть наши друзья, близкие и родные.

Далее я считаю важным остановиться на законотворческом процессе.

В предыдущем докладе мы говорили о необходимости активизации работы по совершенствованию законодательства. Надо сказать, что сфера деятельности некоторых государственных органов до сих пор регулируется советскими нормами, и возникающие в связи с этим противоречия приводят к негативной практике. Я с большим сожалением констатирую, что Парламент не уделил должного внимания рекомендациям доклада за 2018–2019 год.

В нарушение своего же Постановления, которое было принято после того, как был заслушан первый доклад, депутаты так и не обсудили представленные в нем рекомендации, касающиеся в том числе массовых и грубых нарушений прав и свобод человека. Надо сказать, что остались без внимания предложения, касающиеся необходимости принятия законодательства о государственном пенсионном обеспечении, о государственной социальной политике, об образовании.

Депутаты не отреагировали на рекомендацию об отмене абсолютного запрета абортов, который является дискриминационным.

Вопреки нашим рекомендациям осталась введенная недавно санкция в виде смертной казни. Наличие в законодательстве такой нормы, как смертная казнь, противоречащей не только международным стандартам, но и нормам абхазского общества, кодексу апсуара, в соответствии с которым человеческая жизнь имеет высшую ценность, говорит о том, что наше общество пересмотрело свои ценности, причем без серьезного обсуждения.

Кроме того, нет реакции со стороны Парламента и на разработанный аппаратом Уполномоченного законопроект «О защите от семейно-бытового насилия».

Также не рассмотрены рекомендации, связанные с нашей деятельностью, которые направлены в том числе и на совершенствование процессуального статуса Уполномоченного, которое необходимо для эффективной защиты прав человека.

Считаю важным остановиться на проблеме пыток. Несмотря на резонансные дела, всколыхнувшие все абхазское общество, Парламент РА не отреагировал на предложение включить в Уголовный кодекс понятие «пытки» в качестве самостоятельного состава преступления при том, что в этом есть очевидная необходимость. Следует отметить, что пытки в местах содержания под стражей по-прежнему имеют место. Сегодня ограничены возможности привлечения к ответственности сотрудников правоохранительных органов за совершение пыток. В связи с этим считаю важным обратить внимание на то, что за преступление, совершенное в кабинетах Министерства внутренних дел РА (так называемое «дело Тарба»), не были привлечены к уголовной ответственности должностные лица, санкционировавшие и совершившие данное преступление. Согласно приговору суда, обвиняемые в совершении преступлений А. Б. Аутлев, В. М. Кулов, Б. В. Джикирба и А. А. Чедия были оправданы[1]. Жестокое убийство Анзора Тарба остается нераскрытым.

Факты пыток, внесудебной казни, беспорядков и смертей, имевших место в ИВС и СИЗО МВД РА, свидетельствуют о несоблюдении гарантий против пыток, о существенных нарушениях режима содержания под стражей и отбывания наказаний, а также о неэффективности прокурорского надзора за местами временного содержания подозреваемых и обвиняемых и местами лишения свободы.

Несмотря на обращение в Генеральную прокуратуру, до сих пор не проведено расследование обстоятельств и причин убийства обвиняемого А. Г. Дзидзария, а также других случаев нарушения режима и порядка содержания заключенных. В результате виновные не привлечены к ответственности.

За 2020 год аппарат Уполномоченного направил 13 обращений на имя Генерального прокурора А. Н. Агрба с призывом отреагировать на нарушения прав и свобод человека, на нарушения законодательства Республики Абхазия и на незаконные действия высших должностных лиц. На все 13 обращений не было должного реагирования. Практически во всех ответах Генеральной прокуратуры отсутствует информация по существу обращения.

Грубые нарушения сотрудниками органов внутренних дел норм права и положений законодательства РА, связанных с обеспечением свободы от пыток, приобретают систематический характер.

Вызывает серьезную обеспокоенность отсутствие наказания в отношении сотрудников внутренних дел и сотрудников прокуратуры, не соблюдающих принцип уважения прав и свобод человека и принципов эффективного расследования.

Наши обращения в Генеральную прокуратуру также связаны с неправомерным применением силы и огнестрельного оружия сотрудниками правоохранительных органов.

Учитывая, что подобные факты не единичны, данные случаи требуют обязательного расследования и применения мер ответственности в соответствии с основными принципами применения силы и огнестрельного оружия должностными лицами по поддержанию правопорядка[2]. Однако по нашему обращению Генеральная прокуратура не провела всестороннего и тщательного расследования.

Хочу обратить внимание, что ответственность за применение силы лежит не только на сотрудниках, осуществляющих непосредственно задержание, но и на должностных лицах, принимающих решение по выбору способов достижения поставленных целей. В результате расследования факта применения огнестрельного оружия должна быть доказана необходимость использования огнестрельного оружия.

Говоря об отсутствии реагирования, считаю также необходимым указать, что Генеральная прокуратура до сих пор не провела должной проверки по нашему обращению, связанному с установлением причин задержек финансирования Республиканской психиатрической больницы в 2019 году.

Особую обеспокоенность вызывают дела, связанные с неисполнением решений суда, в первую очередь государственными органами. В аппарате Уполномоченного накопилась информация о неисполнении Паспортным управлением МВД РА (далее – ПУ МВД РА) вступивших в законную силу судебных решений.

Несмотря на письма Министру внутренних дел Д. С. Дбар, Министру юстиции А. Л. Барциц, Генеральному прокурору РА А. Н. Агрба с просьбой о принятии незамедлительных мер по исполнению решений суда и привлечении к ответственности лиц, виновных в их неисполнении, вышеуказанные должностные лица не предприняли необходимых мер.

В целом такая ситуация является показателем неблагополучной ситуации с обеспечением права на справедливое правосудие в Республике Абхазия.

Вызывает серьезную озабоченность игнорирование положений законов и несоблюдение прав человека как на уровне чиновников среднего звена, так и среди должностных лиц высших органов государственной власти. Должностные лица, умышленно не исполняющие решения суда на протяжении длительного времени, должны нести ответственность за нарушения прав человека, однако на практике этого не происходит. Бездействие Генеральной прокуратуры, к компетенции которой относится надзор за соблюдением прав и свобод человека и исполнением законов РА, демонстрирует, что отсутствие ответственности перед законом и безнаказанность должностных лиц вполне допустимы.

Неисполнение решений суда подрывают авторитет судебной власти и государственной власти в целом.

Кроме того, считаю важным обратить особое внимание на то, что в 2020 году ограничительные меры, связанные с пандемией COVID-19, стали поводом для ограничения сотрудниками МВД доступа адвокатов к подзащитным, а также доступа сотрудников аппарата Уполномоченного в места принудительного содержания. Из-за невозможности посещать места заключения, проводить очный опрос задержанных и других аппарат Уполномоченного не смог в полной мере осуществить мониторинг ситуации в этих учреждениях.

Признавая, что риск заболеваемости COVID-19 в закрытых учреждениях высок, необходимо, чтобы меры по предотвращению вспышки заболеваемости осуществлялись с соблюдением прав человека.

Следующий вопрос, на котором я хочу остановиться, связан с проблемами жителей восточных районов Абхазии.

Сегодня вызывает серьезную обеспокоенность отсутствие целостного видения будущего Галского района.

Спустя уже 28 лет после окончания войны решения, связанные с Галским районом, вызывают бурные споры в обществе и многие годы являются поводом для критики власти, а порой и для дестабилизации ситуации в стране. К сожалению, в последнее время из-за того, что тема Галского района стала слишком политизирована, практически нет возможности для спокойного, рационального обсуждения вопросов, связанных с данным районом, нет условий для работы над концепцией развития Галского района, основанной на интересах абхазского государства и общества. Мы наблюдаем за тем, как принимаемые в последние годы решения все дальше отходят от первоначального подхода, который реализовывался руководством Абхазии в послевоенное время. [с1]

В 1994 году, несмотря на все вызовы, связанные с вопросом возвращения беженцев, абхазским руководством во главе с Президентом В. Г. Ардзинба было принято решение о возвращении в свои дома части беженцев, а именно жителей Галского района[3]. Этот акт доброй воли был принят с учетом особой истории Самурзакана и факта укорененности галских жителей. Те жители Галского района, которые являются потомками самурзаканских абхазов, в настоящее время лишены возможности изменить этническую принадлежность и вернуть себе исконную абхазскую фамилию в связи с тем, что их принадлежность к абхазскому гражданству не подтверждена, а паспорта признаны недействительными. Я не буду перечислять конкретные случаи нарушений прав жителей Галского района, оставшихся без документов, несмотря на то, что многие из них всю свою жизнь работали на государственной службе в Абхазии, участвовали в выборах или даже служили в абхазской армии – таких примеров, ставящих под сомнение наличие преемственности государственной правовой системы Абхазии, слишком много. Но оставлять нерешенными, с неясной перспективой базовые правовые вопросы, связанные с положением большинства населения Галского района, означает игнорировать проблемы, которые могут обернуться серьезными вызовами для абхазского государства в будущем. Необходимо найти способы обеспечения большей правовой безопасности как для государства в целом, так и для отдельных лиц.

Очевидно, что все вызовы, связанные сегодня с Галским районом, проистекают из неурегулированности грузино-абхазского конфликта. В частности, многие проблемы связаны с деструктивной позицией грузинского руководства в отношении Абхазии. Кроме того, Грузия отказывается от заключения с Абхазией Соглашения о невозобновлении военных действий, что является источником угроз для Абхазии. Крайне затруднительная в правовом и политическом отношении ситуация отражает комплексность проблем Галского района, требующих взвешенного подхода с учетом всех разносторонних аспектов. Уверена, что в отсутствие видения развития Галского района сложно будет избежать в будущем политических спекуляций и непродуманных шагов, направленных на достижение краткосрочных целей различных политических групп в ущерб и долгосрочным национальным интересам Республики Абхазия, и безопасности государства, и правам жителей восточных районов республики.

Перед нашим правительством и обществом стоит немало проблем и вопросов, решение которых требует взвешенного и ответственного подхода.

У нас у всех одна общая задача и, если мы указываем на проблемы, то делаем это с одной единственной целью – изменить жизнь нашего общества к лучшему.

Вся наша работа направлена на то, чтобы каждый чиновник на любом уровне ответственно и добросовестно относился к своим обязанностям.

Понимая, как важно своевременно помочь человеку, защитить его права, я и каждый сотрудник аппарата Уполномоченного кропотливо работали над каждой жалобой, обращались в соответствующие государственные структуры, проводили исследования, анализировали, изучали международный опыт и вырабатывали рекомендации, чтобы помочь чиновникам, депутатам и в целом государственным структурам в исправлении негативной ситуации.

Отсутствие реагирования на указанные нарушения прав и свобод человека со стороны государственных органов не только делает бессмысленными наличие института Уполномоченного и всю его работу по восстановлению нарушенных прав, но и противоречит духу и букве Конституции РА.

Выражаю надежду на то, что руководство страны в лице Президента РА и депутатов Парламента, признавая необходимость укрепления прав человека, особенно в ситуации отсутствия доступа Абхазии к международным механизмам защиты прав и свобод человека, безотлагательно приступят к рассмотрению и должному реагированию на рекомендации данного и предыдущего докладов Уполномоченного.

Несмотря на продолжающуюся международную изоляцию, различные вызовы внутреннего и внешнего характера, особенно важно настойчиво следовать выбранному курсу строительства демократического государства, принципы которого всегда были значимы для абхазского общества. Именно борясь за право выражать свое мнение, за право на собственную идентичность и язык, абхазский народ понес огромные жертвы, пережив и репрессии 1930–1940-х годов, и грузино-абхазскую войну 1992–1993 годов. Помня о репрессиях в сталинско-бериевский период, особенно важно реагировать на любые намерения и попытки ограничить права и свободы человека во избежание в первую очередь возвращения к печальным страницам истории Абхазии. Любые целенаправленно принятые нормы, ограничивающие права и свободы граждан, включая ограничение на свободную деятельность политических партий, гражданских организаций, средств массовой информации, станет началом сворачивания прав и свобод. Это скажется не только на состоянии прав человека в стране, но и в целом на развитии абхазского государства и перспективах продвижения его широкого политического признания со стороны международного сообщества.

Только открытая миру демократическая Абхазия со свободной политической и рыночной конкуренцией, демократическими выборами, сильным гражданским обществом, демонстрирующая приверженность принципам уважения человеческого достоинства и верховенства права, может состояться как современное государство, способное обеспечить своим гражданам справедливую и достойную жизнь.

 

 

 




[1] Суд вынес оправдательный приговор по делу Анзора Тарба // http://sg-s.org/press-service/news/sud-vynes-opravdatelnyy-prigovor-po-delu-anzora-tarba-/?sphrase_i....


[2] Основные принципы применения силы и огнестрельного оружия должностными лицами по поддержанию правопорядка (Приняты восьмым Конгрессом ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями, Гавана, Куба, 27 августа — 7 сентября 1990 г.). // https://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/firearms.shtml.


[3] Заявление Верховного Совета Республики Абхазия «О возвращении беженцев» от 14 сентября 1994 г.; Заявление Президента Республики Абхазия «О возвращении беженцев в Галский район» от 12 января 1999 г.





 [с1]Или «сразу после войны»






Возврат к списку


Написать обращение